03:08 

(интересно, что за аватар у меня выпадет))

Ando Gro
defying gravity
…В глубине, под ногами, под спутанными клубками корней и до самых тёмных подземных вод, земля тёплой была, такой тёплой, словно за тысячи лет так пропиталась солнцем, что с каждым, кто умет ступать осторожно, могла поделиться живительной силой. Верно это было и для людей, избравших этот край, и для тех, кто собрался здесь на праздник – тех, чьи сердца, даже погружённые в сумерки злобы, или от древности звучащие натужней и глуше, продолжали биться созвучно солнцу и вместе солнцем сиять – и в самый чёрный ночной час, и на рассвете. Керен думала об этом, замерев у края тропы наблюдая за тем, как тревожно колышется воздух, перенося опасливый шёпот. Но даже в тот миг, когда экимму, всем им осмелившийся бросить вызов, вырвал из души Гилати то, что привязывало её к этой земле, то, что заставило её драться за свой город – даже тогда она не испытала ни возмущения, ни страха, как хотелось бы Ави. Ави что-то шептал ей, надеясь, что его сбивчивый взволнованный голос юркой змеёй скользнёт сквозь её спокойную невозмутимость, и заставит её «очнуться» и побеспокоиться о том, что происходило вокруг.

- Смотри, смотри! – шептал он, - разве можно так? Разве честно? Что ещё может он сделать по своей прихоти?..
Керен улыбнулась, покачав головой. Ощутила тёплый вес плетёной корзины – той, что висела на сгибе локтя и вся была заполнена сочными, многоцветными запахами жизни – и, помедлив немного, протянула Ави горсть фиников, чтобы он выслушал молча.

- Тебе ли беспокоиться об этом, Ави?..

Он взглянул недоверчиво, стёр капли сока с подбородка, и осторожно ответил:

- Нет, но разве ты не обеспокоена?.. Твой город и без того в опасности сейчас, зря ты покинула его так беспечно.

Немало лет прошло с тех пор, когда Керен в последний раз называли беспечной, и, не удержавшись, она тихо рассмеялась:

- Беспечен тот, кто, не прожив и ста лет, говорит такие слова в нескольких шагах от экимму, способного изгнать за них из страны навсегда.

Ави побледнел, поперхнулся, но даже откашляться было ему теперь страшно: в ужасе он смотрел на Лабарту, стараясь при том не встретиться взглядом ни с ним, ни с его обращённой. Керен почти устыдилась своих насмешливых слов – после всего, что сегодня случилось, непросто будет его успокоить, а ведь он один, без хозяина здесь, и Керен за него в ответе – она никому не была обязана, но чувствовала так.

- Не бойся, - шепнула она примирительно, - я слышала о Лабарту, и не верю, что он сделает что-то плохое – если тебе мало того, что я вижу собственными глазами – он знает, о чём говорит.

Не знает, чувствует…но для Ави это слишком сложно и легковесно.

- От кого слышала?.. – подозрительно спросил он, - никто в Кнаане не знает его, кроме тех, чьи города он забрал – да и они знакомы с ним недолго, мало этого, чтобы…

- «Никто в Кнаане не знает» - означает «Хозяин Ави никогда не упоминал его имени»? – улыбнулась Керен, и объяснила, - его самого я не видела никогда, но знакома с его обращённой.

Трудно было сказать, поверил ли Ави – обиженно поджав губы, в её сторону он теперь не смотрел, следил за тем, как подходят экимму к Лабарту, называя свои имена. Керен подняла глаза к чёрному небу, вспомнила обширные, бескрайние долины звёзд над просторами степей, тёплое молоко и долгие разговоры, вспомнила Ашакку и тихо улыбнулась своей памяти.

- Ави, - промолвила она мягко, едва касаясь его голосом, чтобы он слушал внимательней, - спеши домой, расскажи о том, что слышал здесь и что видел. И главное – скажи о том, что решил Лабарту: если хозяин твой не захочет признать его власть, пусть уходит, иначе беда с ним может случиться.

- А ты?.. Что сказать о том, что решила ты?

Керен сбросила на плечи накидку, укрывшую волосы, невесомо коснулась его руки:

- Я остаюсь.

Ави замер, не смея возразить, не находя слов. Наконец, глотнув пьянящего воздуха, он набрался смелости и зашептал поспешно, почти в голос:

- Неужели ты думаешь, что он имеет на это право просто потому, что выбрал эту землю и решил всех себе подчинить?…

Керен не отвела глаз, хотя мысли её были далеко, глубоко – в тёплом сиянии солнца, что оставалось в этой земле даже ночью.

Не так это важно, Ави. Важно лишь, примет ли его эта земля. Если нет, он сам устремится отсюда прочь, как Гилати совсем недавно. А если да – для всех будет лучше.

Но вслух она сказала лишь:

- Скоро узнаем. Беги, Ави, передай то, что я сказала.

Он взглянул на неё с тоской, кивнул безмолвно. Керен протянула ему свою корзину – чтоб не так донимали в пути мрачные мысли, и Ави, чуть слышно поблагодарив, помчался прочь. По его стремительности ясно было: он рад уйти отсюда, и не только потому, что может вернуться домой. Дар Лабарту напугал его больше, чем кого-либо здесь, и Керен знала: он будет просить хозяина покинуть родную землю, лишь бы не встретиться с ним снова. Вздохнув, Керен направилась вниз по тропе, не думая о том, что станет говорить.
Мягко шуршал каждый шаг, неслышно никому, но для Керен отчётливо – тёплое эхо в глубине, шепчущий голос земли. Лахиш, скользнув мимо, поймал её взгляд, кивнул ободряюще, и она улыбнулась в ответ – всё хорошо, не боюсь ничего.

- Мир Лабарту, - голос, и каждое слово, будто бы поднимались со дна души, сквозь тревогу просачиваясь и от того делаясь тише. Керен улыбнулась Лабарту и девушке, которую привёл он с собой, - и тебе, дитя его сердца. Я – хозяйка Эйн-Геди, и рада тому, что вы пришли сюда.

Обращённая Лабарту ответила на улыбку, чуть склонила голову – совсем недавно очнулась она в новой жизни, и вся радостью этой жизни лучилась – так на рассвете сияет просыпающееся солнце. Лабарту же, взбудораженный, был как будто опъянён полуденным зноем – ночь вокруг и чернота его собственных глаз не могли от Керен скрыть, как он счастлив.

- Мир...- он замер, и почти сразу продолжил торопливо, - Где это, Эйн-Геди? И как зовут тебя?

- Я – Керен, - она представила путь домой, к своему городу, цветущему в песках, как мираж, как чудо, вспомнила о водопадах и сияющем небе – как объяснить тому, кто никогда там не был? – Эйн-Геди – оазис у Солёного моря. Нужно идти вниз, вниз и вниз...вам двоим потребуется на это...дней десять или двенадцать.

- Да, я должен дойти здесь до каждого моря. – кивнул Лабарту с улыбкой,- Ты говоришь, рада, что я тут... Тебе помощь нужна?

Керен тихо рассмеялась, хотя и этот смех приглушён был тревогой, вспыхнувшей снова ярче:

- Рада тому, что слова Ашакку совпадают с тем, что я вижу, - ответила она, и едва не добавила: « ...хотя по её рассказам казалось мне, что ты старше», – а помощь...

Что там сейчас?...Дорон остался, но он не почувствует, как я...

И как не хотелось ей отдохнуть, увидеть праздник, тропа, петлявшая между деревьев, уже звала обратно, к дому. С усилием Керен отвела от неё взгляд:

- ...Помощь нужна моему городу.

Но Лабарту уже захватил вихрь воспоминаний, изумлённый и радостный, он взглянул на Шай, что-то сказал ей мысленно, заставив улыбнуться.

Родители, должно быть, очень его любили, - невпопад подумала Керен, наблюдая за ними. Ашакку рассказывала, что Лабарту родился экимму, что мечтает найти мать и отца, с которыми расстался давным-давно...

- Ты знаешь Ашакку? – Лабарту вмешался в её мысли, Керен вздрогнула от такого вопроса, и лишь мгновением позже поняла, что он имеет в виду, рассмеялась:

- Я и моя хозяйка гостили у неё.

– Давно вы были у нее? – слова его бежали взволнованно и стремительно, как вода по горным камням, - Я думал, она совсем в другую сторону сорону пошла, неужели где-то рядом живет!..

Давно ли...я не привыкла считать время, только одно могу сказать точно...

- - С тех пор, как я пришла в Кнаан, не видела её.

- Тогда позже распрошу тебя о ней, - Лабарту медленней заговорил, спокойней, - Твой город... что с ним случилось, в чем тебе нужна помощь?

Если бы знать, что может случиться..Что это – магия, сила крови или пустые предчувствия тревожат сердце?..Если бы знать...тогда не потребовалась бы помощь.

- Там живут сейчас те, кто может причинить моей земле вред. Я могла бы просить их уйти, но....- Керен взглянула ему в глаза пристально и серьёзно, не страшась их
глубины, - не знаю, что последует за этим, чувствую в этом опасность.

- Хочешь, чтобы ушли также, как Гилати, и не желали возвращаться?

Вырвать желание из души с корнем, так, чтобы никогда оно не поднималось снова...слишком жестоко, не хочу так, но...

- Да...но лучше бы им...не помнить об этом после.

Если не будет памяти о прошлом – не созреет злость и обида..ничего не случится больше...стоит ли в это верить?

- Я могу так сделать, - Лабарту кивнул, обнял Шай – и, став ближе, они словно засияли теплее и ярче. Керен улыбнулась невольно, глядя на них, и тревога почти затихла, - но Шай хочет остаться на праздник, пока он не закончится, мы будем в Шило.

- Хорошо, - Керен так светло было рядом с ними, что и привкус праздника в воздухе удалось ощутить, - тогда дождусь вас и покажу дорогу, самую лучшую.

@темы: кнаан, тексты

Комментарии
2008-07-11 в 03:10 

Emy Olwen
Солнце и кровь
я повторюсь, но это совершенно прекрасно ))))))))))))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Солнце и кровь

главная